Горько в кадре

В середине века брачующиеся (на фото свадьба Валентины Терешковой) могли себе позволить не только лёгкие прикосновения, но и жаркие объятия. Даже на глазах у высшего руководства страны

горько в кадре

 

Бабье лето – пора свадеб. А какая свадьба обойдётся без человека с фотоаппаратом? Свадьба и свадебные фотографии – отличная возможность понаблюдать за тем, как меняется общество. Герои на снимках – те же (жених, невеста, родители, свидетели, гости), но как разительно отличаются фотографии начала века от современных! 

Изменилось отношение к самому ритуалу. И свадебные снимки – отличный индикатор идеологических особенностей эпохи. Для молодожёнов начала XX века свадьба – сакральное событие, запечатлённое целомудренно и торжественно. Советские регистрации проходили на фоне бюстов вождей пролетариата, брачующиеся возлагали цветы к монументам…

Власть менялась, но загсы и ныне выглядят как дворцы в лубочной сказке (непременный ковёр на полу, искусственные цветы, сусальное золото). А прорезавшаяся в 1990-х мода на «духовность» подсказала новый марьяжный фон – церкви, сменившие Вечный огонь и Ленина.

Современные свадьбы порой напоминают карнавал, суть которого – ирония над традицией и переворачивание её. Выкупы невесты, голуби в кадре, караваи и прочая «исконно-посконная» атрибутика в лимузинах на фоне высоток и заводов. Чувства, эмоции, тело – всё напоказ. Молодожёны играют роль в гламурном или трэш-действе и редко остаются собой. Наши предки запечатлевали себя на века – величественные и несколько монументальные в кадре, они осознавали серьёзность события в отличие от современников, привыкших «фоткать», чтобы «лайкать»…

горько в кадре

горько в кадре

горько в кадре   

Свадебные портреты начала XX века снимали в фотоателье. Торжественные и целомудренные, они контрастируют с современными свадебными снимками

 

«Русской массовой культуре всегда была свойственна тяга к лубочности»

Александр Савельев, автор курса по истории фотографии, ведущий интернет-журнала «Кунст-камера»:

– В XIX веке важные семейные события было принято отмечать визитом к фотографу. Сделать репортаж о свадьбе долгое время было технически невозможно, но отпраздновать свой союз парным снимком в фотоателье одинаково стремились и королевские семьи, и простые горожане, эта традиция сложилась уже в конце 1850-х годов. При этом проявлять чувства перед объективом было не принято. Дело здесь не только в длинных выдержках, но и в традициях, которые достались фотографии в наследство от живописного портрета, ведь портрет делался для потомков, для вечности. В те годы даже простое прикосновение перед камерой считалось очень интимным жестом, который напрямую говорит о близкой связи людей. И если на ретропортрете двое держатся за руки или один положил руку на плечо другому, практически наверняка это супруги. В парных портретах XIX века мужчина очень часто сидит, а женщина стоит рядом или за его спиной, и это вполне отражает гендерные роли того времени.

С 1930-х появляется больше любительских фотографий свадебного застолья. Но за качественным портретом люди всё равно шли в фотостудию, и эта традиция существовала долгие годы. В конце 1950-х молодожёнов начали снимать непосредственно во время церемонии. Появились фотографы при загсах, которые фиксировали ключевые моменты бракосочетания, сложился канон типовых сюжетов.

Но лишь в 1970-х фотограф начал сопровождать молодожёнов на протяжении всей свадьбы, появился свадебный репортаж. Здесь тоже утвердились свои штампы: съёмка у Вечного огня или ближайшего мемориала с возложением цветов, фото на фоне празднично украшенной машины, снимок с голубями. Появились стандарты, которые молодые должны были исполнить перед камерой: жених несёт невесту на руках, стоит перед невестой на одном колене; один из молодожёнов «держит» другого на ладони. Эти штампы так прочно осели в массовом сознании, что и по сей день остаются обязательной программой для многих пар.

Свадебная фотография всегда была выражением массовой культуры, а русской культуре свойственна тяга к внешней роскоши и лубочности, часто без чувства меры и вкуса. Эта национальная особенность ярко проявилась в 1990-е, когда общество разделилось на успешных и бедных. Поколение новых русских старалось поразить размахом, показной роскошью, пафос сочетался с дурновкусием, а средний класс пытался подражать. И до сих пор хорошей свадебной фотографией часто считаются кадры, говорящие о материальном достатке, успешности молодожёнов и их родственников.

Китч 1990-х перешёл в народный гламур «нулевых»: невесты являлись в загс в ультракоротких полупрозрачных платьях, стразах и блёстках, а иногда в «эмо»-макияже. Из Европы пришла мода на костюмированные свадьбы. Но и сейчас остаётся большая заметная разница между западной свадебной фотографией и русской. На Западе много лет снимают свадьбу в стиле репортажа о событии – и в такой съёмке акцент делается именно на чувствах молодожёнов, живых эмоциях гостей и родственников, а атрибутика отходит на второй план. У нас же от фотографа в первую очередь требуют постановочных кадров, до сих пор популярны типичные сюжеты с голубками, невестами на ладошке, а в провинциальных городах по сей день оформляют свадебные портреты виньетками.

Впрочем, в последние несколько лет тренд меняется, и пары смело решаются на нестандартные съёмки, особенно в крупных городах. Возник своеобразный антигламур – молодожёны снимаются в цехах заброшенных заводов, на крышах зданий, в стогах сена. Происходит разрыв свадебного шаблона – «не так, как принято, не так, как у родителей». Кажется, чем смелее нынешняя свадьба нарушает старые каноны, тем лучше. И это стало своего рода новым трендом свадебной фотографии.

«Театрализация свадьбы идёт в контексте общества потребления»

 

Владимир Ильин, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии культуры и коммуникаций СПбГУ:

– Свадьба – это спектакль, участники которого надеются, а часто и верят, что он в жизни будет единственным. И фотосъёмка стала обязательным актом в таком спектакле. Изначально в нашей стране снимали в основном регистрацию. Акт был прост и лаконичен. В дальнейшем он стал приобретать самостоятельный смысл как полномасштабная и очень важная часть спектакля. Причины этого можно искать в логике театрализации жизни. На поверхности явления видна пара, которая организует свадьбу по собственному замыслу. Если копнуть глубже, мы увидим, что режиссура этого спектакля осуществляется в широком культурном контексте, всё более явно трансформирующемся из локального в глобальный. С одной стороны, пара, точнее невеста, хочет, чтобы фото были как на лучших образцах в альбомах подруг. А эти образцы при внимательном разглядывании оказываются заимствованными из кино, журналов или интернета.

С другой стороны, постановка свадебных спектаклей всё более профессионализируется. Свадебные организаторы и фотографы знают, что любит публика, как удовлетворить её капризы, поэтому часто паре буквально навязывается стандартный сценарий. Достаточно понаблюдать работу фотографов в популярных местах, и мы обнаружим спектакль, поставленный на конвейер. Театрализация свадьбы идёт в контексте общества потребления. Его современная версия тяготеет к гламуру. Всё должно быть красивым и зрелищным. При этом соответствие реальности скорее минус, чем достоинство. Отсюда стремление к красочным костюмам, пафосным местам и редактированию изображений. Схожесть с объектом может быть минимальной.

В итоге свадебная фотография превращается в дорогостоящую услугу. Молодожёнам предлагается участие в спектакле, который обладает самостоятельной ценностью, автономной по отношению к самому торжеству.

Особым спросом свадебное фото пользуется у невест, так как многие мужчины скептически относятся к подобному театру. В итоге возникает автономный акт спектакля, в котором играет одна невеста, стремящаяся увековечить свое сиюминутное глянцевое очарование. После свадьбы участники-зрители смогут оценить отредактированную фотографом красоту. Спектакль прошёл. Альбом остался. И внуки восхитятся. Может – бабушкой, может – мастерством фотографа…

 

А уж сегодня и откровенными поцелуями никого не удивишь. Что-то будет дальше?..

 

«И выкуп невесты у мусоропровода в хрущёвке…»

Григорий Оноприенко, фотограф, Санкт-Петербург:

– Сегодня у людей появилась возможность с помощью собственного фотоаппарата или телефона получать качественные изображения. Очень часто заказчики хотят получить снимки, которые не смогли бы сделать сами. Но главное, люди хотят получить фотографии, на которых они себе нравятся. Очень часто мне говорят, что ждут живые и эмоциональные снимки и позировать ни в коем случае не собираются. При этом показывают работы других фотографов: «Хотим так же!» А присылают статичные постановочные кадры!

Многие не хотят смотреть на себя без ретуши. Не готовы принять себя с прыщами и морщинами, толстыми и отёкшими. Многие считают, что ретушь кожи – «базовая функция в «Фотошопе». Иногда слышу вопрос: «Вы ведь можете сделать меня стройнее, красивее и моложе?» Один раз не сдержался и ответил, что я не могу, но может помочь диета, отказ от курения и алкоголя, занятия спортом и здоровый образ жизни.

Мода в свадебной фотографии формируется у многих лентой новостей в соцсетях. Модно, например, фотографироваться с картонными усиками, очками и прочей ерундой. А раньше любили с зонтиками или мыльными пузырями… С другой стороны, радует, что люди стали отходить от стереотипов, стало, например, больше выездных регистраций. Ведь свадьба, как и Новый год, в представлении многих – праздник, в котором много «надо» и «так принято». Примеры тому – выкуп на тёмной лестнице в хрущёвке у мусоропровода, посещение Стрелки, Медного всадника, разламывание каравая и прочее.

Все хотят оригинальных снимков. И свадебные фотографы, которых, по некоторым данным, не меньше двух тысяч, гоняются за эксклюзивными местами. И эти места быстро становятся популярными. Взять тот же музей «Эрарта». Раньше туда хотели попасть все молодожёны, а сейчас слышу»: «Ну-у, я такое видела у подруги». Стараюсь в этой гонке не участвовать.


горько в кадре